Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Почему первая в истории украинка в Конгрессе США так странно себя ведет

28 июля 2022
1 635

Почему первая в истории украинка в Конгрессе США так странно себя ведет

 

Новая «звезда» международной политики – Виктория Спартц. Первая в истории украинка, избранная в Конгресс США, поносит президента Зеленского, ставит палки в колеса «ленд-лиза для Украины», но в то же время якобы борется с «российским влиянием» на Киев. В офисе Зеленского Спартц ненавидят. Как оценить ее из России?

Строго говоря, Виктория Спартц не просто первая украинка в Конгрессе США. Она там – первая уроженка советской республики. Будь на дворе девяностые, русскоязычные газеты приветствовали бы ее избрание в Палату представителей загами типа «Наш человек на Капитолийском холме», но к 2020-му, когда Спартц победила на выборах в Индиане, это мало на кого в России могло произвести впечатление.

Лоббистом Киева больше, лоббистом Киева меньше, все равно впечатление такое, будто большая половина Конгресса откуда-нибудь из Винницы переехала – настолько их всех волнует Украина.

Теперь, задним числом, удивительным кажется то, что за первый год в Конгрессе Спартц себя вообще ничем не проявила – ни как украинка, ни как политик, если не считать хлопотанья вокруг житейских проблем Индианы – штата на Среднем Западе, входящего в число тех, которые ассоциируются с глушью (официальное прозвище – штат верзил).

«Звездным часом» урожденной Виктории Кулхейко стала спецоперация ВС РФ, после начала которой всё, что связано с Украиной, стало в США ультрамодным и островажным. Спартц вошла в число самых первых американских политиков, кто посетил Украину после 24 февраля. С тех пор она делала это неоднократно.

Она также вошла в число двух членов Палаты представителей, кого президент Байден пригласил в свой кабинет при подписании так называемого ленд-лиза для Украины. Это при том, что Спартц – республиканка, да и неоднократно критиковала Байдена.

Ее комментарии в адрес России были, разумеется, куда более резкими, чем в адрес президента США: «подлая агрессия», «военные преступления», «геноцид украинского народа» etc. На первых порах ее позицию можно было оценивать, как радикальную, но она очень быстро стала мейнстримом, и Спартц могла бы затеряться в толпе защитников Украины на Капитолийском холме, если бы не одно но.

Со временем голос конгрессвумен вошел в диссонанс с тем, чего можно было бы ждать от американского политика. Они почитают президента Украины как героя, сопротивляющегося чудовищу. Спартц Владимира Зеленского, напротив, критиковала, причем с переходом на личности.

Например, обвинила в бездарной «подготовке к российскому вторжению» и призвала «перестать играть политика, как в театре».

Еще больше досталось главе президентского офиса Андрею Ермаку, который в системе власти Украины претендует на роль твердыни, расставляя повсюду своих людей, и которому Зеленский якобы доверяет, как самому себе. По Спартц же, Ермак ни много ни мало «российский агент» – и устроил в президентском офисе «советские порядки в худшем смысле».

Лично от Байдена конгрессвумен потребовала подтвердить или опровергнуть обвинения против Ермака. Но и на этом не успокоилась, поддержав идею о механизме специального контроля за военной и финансовой помощью для Украины.

«Киевским властям нельзя доверять». Таков лейтмотив нынешних выступлений Спартц, превративших ее в политическую «звезду» уже международного уровня (неплохо для Индианы и тем более для Черниговщины, откуда она родом).

Вот уже несколько недель украинская медиасреда, периодически огрызаясь на конгрессвумен, занята толкованием вопроса: почему она себя ведет так, а не иначе, и к кому от нее ведут «финансовые ниточки».

Выяснить что-либо значимое не удалось. Спартц скучна, как ряды индианской кукурузы. В 2000-м, когда ей было 22 года, она вышла замуж за американца и переехала в США, где работала сперва бухгалтером, а потом дослужилась до финансового директора в офисе генерального прокурора Индианы.

Генпрокурор штата должность выборная – а значит, политическая. Спартц принадлежала к «движению чаепития» – консервативному крылу республиканцев (в основном традиционалистов, но есть среди них и либертарианцы, которое борются с вмешательством государства в экономику). В некоторой степени оно примыкает к теперешнему мейнстриму «слонов» – «трампизму», но Спартц нельзя в полном смысле назвать «республиканкой трамповского призыва», а ее результаты на выборах в довольно консервативном округе нельзя назвать выдающимися.

Проработав три года в сенате Индианы, Спартц перешла на федеральный уровень, воспользовавшись тем, что конгрессмен-республиканец в ее округе собрался на пенсию. С тех пор она была погружена в какую-то рутину. Самое яркое, что смогли накопать на нее журналисты (американские, не украинские), это жалобы бывших подчиненных, называвших ее «худшим боссом в Палате представителей».

«Обычно было так: сотрудники делают свою работу, а затем приходит Виктория и говорит, что они понятия не имеют, что делают, и что они «дебилы».

Такие, к примеру, были отзывы. Но это больше про сериал «Офис», чем про политическое разоблачение.

Зато в области догадок, гипотез и теорий заговора, на которые всегда богаты украинцы, всё гораздо интереснее.

Чаще всего Спартц связывают с Геннадием Корбаном – фактическим руководителем так называемой теробороны Днепра вплоть до недавнего времени. Теперь он лишен украинского гражданства указом президента (ему приписывают второе – израильское, что украинскими законами запрещено) и уже как минимум две ночи (процесс продолжается) провел в машине на польско-украинской границе, поскольку его не пустили в страну и отобрали паспорт.

Корбан находится в индивидуальных союзнических отношениях с олигархом Игорем Коломойским – папой Карло для политика Зеленского, которого президент тоже якобы лишил гражданства тем же самым указом. «Якобы», поскольку сам указ в офисе президента публиковать отказались, зато высказались в пользу передачи Коломойского в США, где против него введены санкции и выдвинуты обвинения в присвоении миллиардов.

 

Все это чрезвычайно интересно в контексте тех изменений, которые теперь претерпит оборона Днепра (по сути ее обеспечивали Корбан и Коломойский, защищали свое). Но сейчас речь про Спартц, а суть теории заговора в том, что она атакует Зеленского и Ермака, играя за Корбана и Коломойского, которых украинская власть намерена нейтрализовать.

Расклад усложняется тем, что администрация Байдена плохо относится не только к Коломойскому, но и к Ермаку. То, что при визите украинской делегации в США его единственного не стал обнимать госсекретарь Блинкен, а на досмотре в аэропорту главу офиса Зеленского прогнали через зону для простых смертных, украинская медиасреда смакует отдельно.

Но это Украина, с ней просто не бывает, особенно когда речь идет о политических интригах. Или – все-таки бывает, просто в скучные версии никто не хочет верить.

Если убрать все сочные сплетни, связанные со Спартц, но не обремененные фактическими доказательствами, если посмотреть на конгрессвумен отстраненно, ничего подозрительного в ее поведении нет – она ведет себя именно так, как должен вести себя человек с ее вводными (партийность, гражданство, близость выборов и т. д.).

Прежде всего Спартц – республиканка. Нынешняя повестка республиканцев – поддерживать Украину, но критиковать Байдена. Именно этим Спартц и занимается, атакуя политику президента как неэффективную и связанную с мутными людьми (намекать на коррупционный интерес семейства Байденов на Украине для республиканцев тоже хороший тон).

Ее нынешний интерес к родине тем более понятен и, если говорить об американских политиках, не вызывает отторжения и ощущения спектакля – бабушка конгрессвумен живет в Чернигове. Ранее Спартц никак не проявляла себя в качестве украинского лоббиста – и этого вполне можно ожидать от человека, переделывающего себя в американца. Возможно, она переделала себя ровно настолько, чтоб отрешиться от Украины и оценить ее власти трезво, найдя их – какая неожиданность! – ненадежными, непрофессиональными, много лгущими, склонными к авторитаризму людьми.

Иногда то, чего не видят ни американец, ни украинец, видно тем, кто американец и украинец одновременно.

Впрочем, отрицательная оценка киевских властей для США уже не оригинальна, как не оригинально и требование контролировать выделение Украине военной помощи. Того же самого требуют и многие другие республиканские политики – от сенатора-либертарианца Рэнда Пола до Марджори Тейлор Грин, которую за глаза называют так же, как Спартц – Ермака, то есть «российским агентом».

Таким образом, если применить «бритву Оккама» и не множить сущности, клубок олигархических интриг может обернуться заурядной историей американского политика украинского происхождения. А ее внезапный интерес к отдельным персоналиям в украинской власти, показывающий глубокую вовлеченность в конфликт, можно считать как свидетельством в пользу заговора с Коломойским, так и стандартной работой со штатными аналитиками, которых нанимают в период избирательной кампании.

Назначенные на осень выборы она, скорее всего, выиграет – как республиканка, как украинка и как «самый худший босс», который, видимо, разогнал плохих сотрудников и наконец-то набрал нормальных. Тех, которые дают адекватную аналитику – не в той части, конечно, где Ермак «российский агент» (с другой стороны, а чем еще заинтересовать подуставшую от Украины публику?), но в той, где работу команды Зеленского можно оценить разве что на двоечку.

Чтобы сделать такое, необязательно получать деньги от Коломойского. Подчас достаточно глаза протереть.

Поделиться: