Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Последний Герой Америки научил пиндосов «родину любить»

9 марта 2019
2 667

Об одном преступлении против капитализма.

Жил был человек. Жил он как и все мы при капитализме. Звали его Марвин Джон Химейер.

Работал он сварщиком. Придавал новую жизнь глушителям и остальным частям заржавевших тел местных автомобилей. И свою скромную деятельность он развернул в городке под названием Гранби, что в штате Колорадо. Городок, особенно по американским меркам, крошечный, даже микроскопический . Всего 2200 жителей. При его мастерской был еще и магазинчик. Земельный участок под этой мастерской он официально выкупил за довольно приличную сумму для данной местности на аукционе. Заплатил порядка $15 000, для чего ему пришлось продать свою долю в большом автосервисе в Денвере.

Конечно, его деятельность не ограничивалась одним лишь ремонтом и сваркой. Он собирал снегоходы собственной конструкции и зимой катал на них по окрестностям Гранби местную молодежь. Особые привилегии отводились молодоженам, которым уделялось особое внимание. Естественно, что, поскольку любое действие в США, в том числеи катание молодоженов на снегоходах-лимузинах, требует специальной лицензии, то у него была даже такая. По всем видимым параметрам, человек он был довольно добродушный, юморной, открытый и сильно любил приколы. Хотя, при всем при этом, многие описывали его принципиальным и достаточно жестким. В свое время отслужил в ВВС техником на военном аэродроме. И с тех пор, как углубился в инженерно-технические дебри устройства двигателей, каркасов и шасси, неизменно и с большим энтузиазмом трудился в этой сфере . Дожил до пятидесяти двух лет. Женат не был.

До момента совершения преступления против капитализма пятидесятидвухлетний сварщик Химейер успел прожить в Гранби несколько лет. Все эти годы сваривал изжившие свой век автомобильные глушители и никого не обижал. Его маленькая мастерская тесно примыкала к цементному заводу Маунтэн Парк. С какого момента, к недовольству Химейера и других соседей завода, Маунтэн Парк решил расширяться. Свое расширение руководство завода решило произвести за счет невезучих соседей. Разными способами вынуждая их продавать свои земельные участки, предприятие начало постепенно расползаться вширь.

Постепенно сдались все соседи завода. Но не Химейер. Он не сдался.

Несмотря на многочисленные попытки любыми методами, всеми правдами и неправдами, выкупить его землю, фабрикантам это так и не удалось. Пытались отчаянно, с применением всего доступного арсенала. Безуспешно.

В итоге, отчаявшись решить вопрос «по-хорошему», человека стали травить. А поскольку все земли вокруг мастерской уже приналежали заводу, то ему перекрыли все коммуникации и подъезд к дому. Марвин решил проложить другую дорогу, и даже купил для этого списанный бульдозер «Komatsu D355A-3» восстановив на нем двигатель в своей мастерской.

Городская администрация отказала в разрешении на прокладку новой дороги. В банке придрались к оформлению ипотечного кредита и пригрозили отобрать дом.

Химейер пытался восстановить справедливость, подав в суд на Маунтэн Парк, но судебную тяжбу проиграл.

Несколько раз наехала налоговая по налогам с розничной торговли, пожарная инспекция, санэпиднадзор, последний выписал штраф на $ 2500 за феерический проступок под описанием «содержание на участке, не имеющего подключения к канализационной и дренажной системам, автомобилей в состоянии металлолома». То есть он сливал все нехорошее в отдельный резервуар. Речь идет о авторемонтной мастерской. Подключиться к канализации Марвин не мог, поскольку земля, по которой следовало прокопать канаву, тоже принадлежала заводу и завод не спешил давать ему такое разрешение. Марвин заплатил. Приложив к квитанции при отправке краткую записку, описываюшую их позицию: «Трусы».

Через некоторое время(31-Mar-2004), у него умер отец. Марвин поехал его хоронить. И пока он был в отъезде, ему отключили свет, воду и опечатали мастерскую.

После этого он практически закрылся в мастерской. Его никто не видел.

Наконец, 4 июля 2004 года, Химейер взял реванш. За все. Немыслимый реванш.

Об одном преступлении против капитализма.

На сборку бронированного бульдозера у него ушло около двух месяцев. Хотя, согласно некоторых рассказов, около полутора лет, ... Обшил его двенадцатимиллиметровыми стальными листами, проложенными сантиметровым слоем цемента. Оснастил телекамерами с выводом изображения на мониторы внутри кабины. Снабдил камеры системами очистки объективов на случай ослепления их пылью и мусором. Предусмотрительный Марвин запасся продовольствием, водой, боеприпасами и противогазом. (Два «Ругера-223» и один «Ремингтон-306» с патронами.) С помощью дистанционного управления опустил на шасси броневой короб, заперев себя внутри. Для того, чтобы опустить эту оболочку на кабину бульдозера, Химейер использовал самодельный подъемный кран. «Опуская ее, Химейер полностью осознавал, что после этого из машины ему уже не выбраться», – дали свое заключение полицейские эксперты, когда все закончилось.

А началось все в 14:30, когда Марвин выехал из гаража.

Марвин заранее составил список целей. Конечно, туда аккуратно вошли все кто настырно пытался изжить его с белого света и кого он лично посчитал нужным «посетить».

«Иногда, – как он записал в своем блокноте, – разумным людям необходимо делать безрассудные вещи».

Об одном преступлении против капитализма.

Для начала он проехался по всей территории завода, тщательно сравняв с землей здание заводоуправления, производственные цеха и вообще все до последнего сарая.

Потом настала очередь остальных. И он двинулся по городку. Снес фасады с домов членов городского совета. Снес здание банка, который пытался нажимать на него через досрочный возврат ипотечного кредита. Разрушил здания газовой компании «Иксел энерджи», отказавшейся после штрафа заправлять его кухонные газовые баллоны, здание мэрии, офиса городского совета, пожарной охраны, товарного склада, несколько жилых зданий, принадлежавших мэру города. Превратил в кучу мусора редакцию местной газеты и публичную библиотеку.

Короче говоря, снес все, что имело хоть какое-то отношение к местным властям, включая их частные дома. Причем, проявил прекрасную осведомленность о том, кому что принадлежит.

Конечно, Марвина пытались остановить. Сначал местный шериф с помощниками. Смешно. Ведь бульдозер был оснащен сантиметровой разнесенной броней. Местная полиция использовала револьверы-девятки и дробовики. С предсказуемым результатом. С нулевым.

Об одном преступлении против капитализма.

По тревоге подняли местный отряд спецназ. Потом лесных егерей. У спецназа нашлись гранаты, у егерей штурмовые винтовки. Какой-то особенно лихой сержант запрыгнул с крыши на капот бульдозера и попытался сбросить светошумовую гранату в выхлопную трубу. Трудно сказать, чего он хотел достичь . Оказалось, что сукин сын Химейер, вварил туда решетку, так что единственное, чего лишился в результате бульдозер – это собственно выхлопной трубы. Сержант, понятно, тоже остался жив. Слезоточивый газ тоже не брал водителя – мониторы было видно и в противогазе.

Химейер активно отстреливался через прорезанные в броне амбразуры. Хотя, ни один человек от его огня не пострадал. Потому что стрелял он существенно выше голов. Проще говоря, в небо. Для отпугивания. Сработало. Полицейские приближаться к нему больше не решались.

В общей сложности считая егерей их к тому времени собралось около 40 человек. Бульдозер принял больше 200 попаданий из всего – от служебных револьверов до М-16 и гранат. Его попытались остановить здоровенным скрепером. «Komatsu D355A» без особого труда запихал скрепер задом в фасад магазина и там оставил. Машина, набитая взрывчаткой, и установленная на пути Химейера, тоже не дала нужного результата. Единственным достижением стал пробитый рикошетом радиатор – впрочем, как показывает опыт карьерных работ, такие бульдозеры далеко не сразу обращают внимание даже на полный отказ системы охлаждения.

Все, что смогла в итоге реально сделать полиция – это эвакуировать 1,5 тыс. жителей и перекрыть все дороги, включая ведущее в Денвер федеральное шоссе № 40. Всех особо потрясло перекрытие федеральной трассы.

«Война Химейера» завершилась в 16:23.

В мусорные холмикиМарвин срыл и местный супермаркет «Гэмблс». Больше уже просто нечего было сносить. Конечно, оставалась еще станция по заправке сжиженного газа, но ее взрыв разнес бы половину городка не разбирая, где дом мэра, а где – мусорщика. Так что это обстоятельство пощадило станцию от возмездия.

Проутюжив руины супермаркета «Гэмблс», бульдозер остановился. Во внезапно наставшей мертвенной тишине яростно свистел вырывающийся из пробитого радиатора пар. Бульдозер, заваленный обломками крыши, застрял и заглох. Марвин свое слово сказал.

Об одном преступлении против капитализма.

Сначала полицейские долго боялись приближаться к бульдозеру Химейера, а потом долго проделывали дыру в броне, пытаясь достать сварщика из его гусеничной крепости (три пластиковых заряда нужного эффекта не дали). Опасались последней ловушки, которую мог устроить для них Марвин. Когда броню наконец пробили автогеном, он был уже полсуток как мертв. Последний патрон Марвин оставил для себя. Живым сдаваться в лапы своих врагов он не собирался. Химейер был не из тех, кто сдается!

Согласно описания губернатора Колорадо, «город выглядел так, словно через него пронесся торнадо». Реальный ущерб городу превышал $5 000 000, заводу – $2 000 000. С учетом масштабов городишки, это означало практически полное разрушение. Завод так и не оправился от нападения и продал территорию вместе с развалинами.

Бульдозер некоторые умники хотели поставить на постамент и сделать достопримечательностью, но большинство настояло на его переплавке. У жителей городка этот случай вызывает, как нетрудно догадаться, исключительно смешанные эмоции.

Потом началось следствие. Выяснилось, что «творение Химейера было настолько надежно, что могло выдержать не только взрыв гранат, но и не очень мощный артиллерийский снаряд: оно было сплошь покрыто бронированными пластинами, каждая из которых состояла из двух листов полудюймовой (около 1,3 см) стали, скрепленных между собой цементной подушкой».

За столь мощную экстраординарную броню он получил название «Killdozer».

«Славный это был парень, – вспоминают люди, близко знавшие Химейера. – Не следовало выводить его из себя». «Если он был вашим другом – то это был лучший друг. Ну, а уж если враг – то самый опасный», – вспоминают товарищи Марвина.

Этот поступок вызвал восхищение у многих людей в США и по всему миру. Марвина Химейера начали называть «последним американским героем».

Хотя, как вы понимаете, это не что иное, как страшное преступление против капитализма.

Поделиться: