Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Пиндосы дали Буту 25 лет за намерение (!) продавать оружие

6 мая 2016
1 014
Российский предприниматель Виктор Бут. Архив

Судья Шира Шейндлин не сожалеет о жестком приговоре Виктору Буту, хотя и называет его чрезмерным. В 21-м веке экстерриториальность американского правосудия превратилась в норму мировой политики, хотя этим правом США наделили себя сами. Есть ли силы, способные вернуть похищенных Вашингтоном российских граждан на родину, разбирался Евгений Попов.

Все всё понимают

Жаль, что Бенжамин Вейзер, автор статьи об уже отставной судье Шире Шейндлин в "Нью-Йорк Таймс ", не привел ее точной цитаты, характеризующей отношение к приговору по делу российского предпринимателя Виктора Бута.

От автора сказано, что "она считала, что 25-летний приговор, который она вынесла в 2012 году мистеру Буту был чрезмерным и неподходящим". Или излишним и ненадлежащим. Переводите как хотите — английские прилагательные excessive и inappropriate имеют дюжину значений. Каждое.

В любом случае приговор, как и само дело Бута, по меньшей мере сомнительный. Но это и без откровений Шейндлин понятно. Даже Бенжамину Вейзеру. В 2011 году, когда процесс "США против Бута" только закручивался, журналист NYT писал: "Это была классическая западня", пытаясь объяснить своим читателям, как правительственные агенты расставляли сети и загоняли в них российского гражданина. Чуть позже стало известно сколько сотен тысяч долларов агенты заработали по результатам удачной для США "охоты" на Виктора Бута.

Лицензия на охоту

Мандат на экстерриториальное правосудие, если верить все той же NYT, США выписали себе после терактов 11 сентября 2001 года. Тогда Вашингтон решил, что будет задерживать и судить у себя всех, кто на взгляд США, сотрудничает с террористами. Вне зависимости от их местонахождения и гражданства.

В 2002-м был создан специальный "летучий отряд" — международный отдел по борьбе с наркотиками. Именно он, кстати, "разрабатывал" и Бута и российского летчика Константина Ярошенко, отбывающего 20-летний тюремный срок в тюрьме Fort Dix в штате Нью-Джерси якобы за намерение участвовать в транспортировке крупных партий кокаина. Свою деятельность агенты начали с глав мексиканских наркокартелей. Втирались в доверие, задерживали и перевозили в США. Благо недалеко.

В 2008-м изловили и осудили вождя одного из афганских племен Хаджи Башира Нурзая, затем отправили в тюрьму сирийского гражданина Монзера аль-Кассара за торговлю оружием, в 2010-м в экстерриториальные сети попался пакистанский ученый, которого обвинили в покушении на убийство американских граждан в Афганистане. Американское прецедентное право позволяло судьям щелкать как орехи дела вывезенных их третьих стран иностранцев.

Барон Виктор Бут

Платные агенты, якобы уговорившие Бута поставлять крупные партии оружия колумбийским повстанцам для убийства американских военных, давали подробные показания в суде. Шейндлин слушала. Слушали и присяжные, которые и выносили вердикт о виновности Виктора Бута в преступном сговоре.

Чего только еще за эти полтора года пребывания Бута на Манхэттене не происходило. Начиная с первой "доставки" в суд, из которой американцы умудрились сотворить шоу. Броневик, внедорожники сопровождения. И из каждого утюга — "торговец смертью", "оружейный барон".

Дело резонансное, и на каждое заседание ходили судебные художники — седовласая женщина и ее уже немолодая дочь. Рисовали много. Скетчи потом выставляли перед телекамерами, собирая с репортеров по 50 долларов за съёмку рисунка. Многие снимали, но не платили. Однажды у седовласой художницы появилась конкурентка. Помоложе. Не желая делить прибыль, женщины с криками и бранью тягали друг друга за волосы прямо на улице.

Прилетела жена бизнесмена — Алла Бут. Ее долго терзали вопросами в аэропорту, но потом пустили в страну. Алла держалась, как и муж, стоически. Ни дрожи в голосе, ни волнения. Бут, когда заходил в зал, где проходили слушания, жене всегда улыбался. Не искал ее взглядом, а как будто всегда знал, где она находится.

Проходя мимо суда, люди часто спрашивали, почему здесь столько телекамер. Когда им отвечали, что судят русского парня, сразу понимали о ком речь. Но все равно переспрашивали: "оружейный барон?" Виктора Бута часто, насколько это было возможно по регламенту прокуратуры, навещал российский дипломат. Тогда вице-консул Генерального консульства в Нью-Йорке Александр Отчайнов. Он же давал оперативные комментарии российским репортерам прямо у входа в суд. Классный, кстати, дипломат. Приятно было работать.

Работы по оказанию консульской помощи в США российским гражданам, арестованным в-третьих странах, у дипломатов много. В МИДе посчитали, что подобный метод уже применялся более 20 раз.

В Финляндии по запросу США задержали Юрия Ефремова и Максима Сенаха, в Израиле — Алексея Буркова, из Литвы в США экстрадирован россиянин Дмитрий Устинов… Факт совершения преступления — необязательное условие. В США достаточно "преступных" намерений для того, чтобы загреметь в тюрьму на десятилетия.

"Какая-то женщина"

Для Ширы Шейндлин дело Бута не было самым главным в карьере. В нашумевшей статье в NYT о Буте несколько весомых, но все-таки небольших абзацев. И те в контексте необходимости подобных операций с подставными агентами. Она не оправдывает россиянина, хотя присудила не пожизненное заключение, как требовала прокуратура, а минимально возможные ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА тюрьмы. Но основное для нас, конечно, не процитированное, написанное от автора признание, очевидно все-таки, в неадекватности приговора содеянному подсудимым.

Нью-Йорк запомнит Шейдлин по другому делу — как судью, которая защищала меньшинства, решила, что полиция мегаполиса задерживает и обыскивает людей по расовому признаку, и признала это нарушением Конституции США. Тогдашний мэр Нью-Йорка миллиардер Блумберг за этот вердикт Шейндлин невзлюбил и даже заявил, что она "какая-то женщина, которая не имеет опыта".

Это произошло в 2013-м, когда Буту уже давно в тюрьме в штате Иллинойс был присвоен регистрационный номер 91641-054, у него уже давно была собственная запись в официальной книге заключенных США, где крупными жирными цифрами прописана дата освобождения — 20 января 2030 года.

 

Посол США в России Джон Теффт недавно заявил, что Виктор Бут не может быть освобожден и должен отбывать наказание в США. "В суде было подтверждено, что Виктор Бут занимался продажей оружия". А разве не за НАМЕРЕНИЯ он осужден?

Сила прёт — закон мрёт

Впрочем, это уже и не важно. Обычного, логичного, правового пути результативного решения "проблемы Бута", очевидно, нет. Официальное давление, ноты, петиции не действуют на Вашингтон. Методы а-ля Евгений Киселев — помните его советы украинцам: "Украдите кого-нибудь… И здесь…судите" — бред сумасшедшего. Что же тогда остается? Надежда на победу Трампа? Утопия! Какая разница Трамп, Клинтон, Обама или Буш? Новая перегрузка/перезагрузка? Иллюзия слабых. Получается, что в обозримом будущем российского гражданина Виктора Бута США нам не вернут.

Замужем за США

Алла Бут не держит зла на судью Ширу Шейндлин и будто даже защищает ее: "Она нашла в себе мужество", "она человек системы и не могла иначе".

А мне после статьи в "Нью-Йорк Таймс" вспомнилась история бруклинского адвоката, которого мы время от времени записывали в качестве эксперта для телевизионных репортажей. После одного из интервью он поделился умозаключением, подсказанным богатой адвокатской практикой. Удивительным для него самого, а для меня тем более.

Оказывается, жены насильников, тех кого уже арестовали и судят, почти никогда не разводятся со своими мужьями. Исправно ходят на свидания, носят передачи и ждут из тюрьмы.

И почему-то в образе такой верной жены США — негодяя, которого повсюду осуждают, но никак не могут приструнить и наказать, — представил я и Ширу Шейндлин, судью, которая "не могла иначе".

Впрочем, это только образ. На самом деле супруг судьи в отставке — добропорядочный гражданин — профессор физиологии и фармакологии Стенли Фридман.

Поделиться: