Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Когда Америка свернула не туда

, 11 сентября 2023
2 137
О том, что официальная версия событий 11 сентября 2001 г. насквозь лжива и, кому оно было выгодно, рассказано немало. Несколько фактов о том, как к этой трагедии привела логика развития государства- паразита за 50 лет до неё...

 

 

Когда Америка свернула не туда…

Автор – Исторические наперстки

Вопрос был достаточно скучный, приуроченный к сегодняшней печальной дате «11 сентября», мол ... «кто, по Вашему совершил тот самый теракт с захватом самолётов в 2001 году». Ответ будет коротким: в душе не чаю, но прекрасно осведомлён, кто именно состриг с трагедии не просто какие-то платиновые купоны, а триллионы долларов на много-много десятилетий вперёд. Оказался настолько подготовленным к событиям 11-го сентября, что теория заговора о главенствующей роли «теневого государства» в этой акции устрашения американского народа ... кажется правдоподобной. Предсказанной 50 лет назад до той страшной даты, кстати.

Остановите спрута!

Об этом и расскажу накоротке. Итак, закончилась эпоха Дуайта Дэвида «Железного Айка» Эйзенхауэра, 17 января 1961 года 34-й президент США выступает с прощальным обращением к нации. По всем рейтингам и цитируемости данное выступление обгоняет знаменитую «Речь Пёрл-Харбора» президента Рузвельта 8-го декабря 1941-го года, когда Америка объявила войну Японской Империи. Прямолинейный «Айк» (прозвище генерала Эйзенхауэра во время его военной службы, ушедшее в народ) настолько ошарашил добрых американских людей своим выступлением, что через три дня ликующий Джон Кеннеди со своей инаугурационной речью на первые полосы газет не попал.

Журналисты США разделились на два непримиримых лагеря, большие и малые издания устроили «третью мировую против «Boeing», «Lockheed Martin» и «General Dynamics», как ехидно подметил современник, бывший председатель правления «General Motors» Чарльз Уилсон, бывший при «Айке» министром обороны и вошедший в историю фразой: «Всё, что хорошо для «Дженерал-Моторс», хорошо для Соединённых Штатов». Так что же такого страшного произнёс уходящий президент? Правду, в своем выступлении Эйзенхауэр предупредил о чудовищном разрастании военно-промышленного комплекса США, чётко обозначил риски:

«Крайне опасная возможность усиления его неоправданного влияния существует и будет существовать ... десятикратное увеличение американской военной составляющей после двух мировых войн и появление в стране военной промышленности гигантского масштаба, заявляю вам ответственно – угроза на постоянной основе».

Речь «Айка» можно отливать в граните, поскольку терпение честного служаки за весь срок президентства лопнуло. Он пришёл в Белый Дом 23 января 1953-го года на плечах обожавших его ветеранов Второй мировой, немедленно закончил Корейскую Войну и прихлопнул беснования сенатора Маккарти с его «охотой на красных ведьм». Но был вынужден «отплатить» спонсорам президентской кампании созданием Правительства «восьми миллионеров и одного водопроводчика», как ехидно называли его команду управленцев либеральные журналисты.

При прочих равных, аппетиты ВПК Эйзенхауэр всячески ограничивал, он как досконально знавший изнутри Вооружённые силы США был встревожен разлагающим Армию и Флот коррупционным давлением толстосумов, скупавших на корню всё высшее командование.

Когда Америка свернула не туда

Д. Эйзенхауэр

Именно тогда появилась традиция уходящих в отставку генералов и полковников рассаживать в кресла правлений военных корпораций, «дарить» им благотворительные Фонды по делам ветеранов и поддержки Армии, назначать советниками управляющих оборонными предприятиями, помощниками губернаторов, сенаторов и конгрессменов.

То есть, после Второй мировой, влияние людей в форме на экономику возросло кратно, «торговля влиянием» начала разлагать саму ткань Армии. Каждый мало-мальски причастный к военному строительству высший офицер требовал «ускорения технического прогресса» в модернизации старых вооружений, создании новых. Оборонные концерны занялись скупкой печатной прессы и радиостанций, тема «красной угрозы» не просто преувеличивалась, была раздута до чудовищных размеров, а растерянный президент Эйзенхауэр с изумлением каждый год отклонял проекты военных бюджетов с ростом расходом ... + 25%, 30% .

Нужно отдать должное «Айку», в первые месяцы своего президентства он заявил, что для Америки «мирного времени» такие расходы на оборонный сектор являются провоцирующими Советский Союз – раз, а во-вторых ... «немыслимо огромными для страны». Маховик милитаризации времён Трумэна чуть притормозил, не более. За восемь лет целенаправленной борьбы с засильем коррупции в секторе ВПК удалось снизить прямые расходы федерального правительства (с 66% 1954-го до 49% 1960-го).

Но в абсолютных цифрах результат на табло был не в пользу президента, путем «смежных программ» научно-исследовательской деятельности в интересах национальной безопасности и лоббизму оружейного экспорта оборонные бюджеты США с сорока миллиардов долларов (1953/54 гг.) выросли до сорока восьми миллиардов в 1960/61 финансовом году.

Уже в середине второго срока «Железный Айк» начал понимать, что приводные механизмы его политики работают сами по себе, военно-производственный сектор опутал все правительственные этажи администрации Белого Дома своими лоббистами. Любую президентскую социальную программу (типа строительства дорожной федеральной сети между штатами) приходилось «разменивать» в Конгрессе на новые военные и около-военные проекты, всё больше уходившие в тень под грифом «секретно». Так ВПК начал активно вмешиваться во внутреннюю политику Вашингтона, а когда ЦРУ подожгло Ближний Восток и Юго-Восточную Азию – то и во внешнюю.

Когда Америка свернула не туда

(иллюстрация из открытых источников)

Любые попытки Эйзенхауэра окоротить аппетиты ВПК немедленно встречали гневные взрывы возмущения в прессе, многие ведущие издания, радиостанции и набиравшие влияние телеканалы заваливали эфиры и печатные полосы интервью «простых рабочих» и профсоюзных лидеров о недопустимости снижения оборонных расходов.

Так была сформирована почти тридцатимиллионная армия патриотично настроенных избирателей (3,5 миллионов активных американцев работали в сфере ВПК, став её ядром), голосующая за правильных и агрессивных губернаторов, конгрессменов, муниципальные власти всех уровней. К 1959-му году бюджеты на национальную безопасность превысили совокупный доход всех корпораций США.

«Этот альянс огромного военного истеблишмента и крупной военной индустрии является чем-то новым в американской жизни. Его тотальное влияние – экономическое, политическое и даже духовное – ощущается в каждом городе, в каждом правительственном учреждении, в каждом офисе федерального правительства. ... военно-промышленный комплекс приобрёл неоправданное влияние.

Мы не должны допускать, чтобы этот альянс угрожал нашим свободам и демократическим процедурам. Мы ничего не должны принимать на веру. Только бдительное и информированное гражданское общество сможет заставить эту огромную военно-промышленную машину работать в соответствии с нашими мирными методами и целями, чтобы укреплять безопасность и свободу» (из речи «Айка» 17 января 1961-го)

Другой «гидрой», разрушавшей Америку – президент Эйзенхауэр считал ... научно-техническую отрасль, на корню скупленную оборонными корпорациями. Количество закачиваемых туда денег (бюджетных и корпоративных) настораживало даже вполне себе агрессивных «ястребов». Просто не успевавшими за бешеной гонкой технического прогресса, но вынужденных тратить огромные средства из казны государства на самые фантастические проекты «безумных изобретателей».

Если раньше Конгресс таких «активных» мог вызвать на слушания персонально и завернуть проект «автострадной подводной лодки с возможностями к окапыванию», то теперь оружейные концерны сделали процесс «технологической революции» абсолютно непрозрачным. Были созданы сотни (!) научно-исследовательских центров, лабораторий и филиалов институтов, которые Пентагон финансировал лично, результаты их труда закрывал самыми драконовскими секретными грифами, переманивал из всех прочих научных сфер специалистов за огромные деньги и увесистые соцпакеты.

«Айк» пытался бороться с этим явлением, называя такую «научную деятельность» недобросовестной и грязной конкуренцией, убивающую настоящую исследовательскую работу и «источники свободных идей» на благо народа путём «формализованного, сложного и дорогостоящего для федерального Правительства процесса, который стало невозможно контролировать и справедливо оценивать результаты», конец цитаты. Именно тогда ещё существовавшие в свободном доступе независимые мыслители сказали, что «оборонные контракты» убивают Свободный Университет США, тормозят научную любознательность молодёжи.

Когда Америка свернула не туда

(иллюстрация из открытых источников)

И предрекли (угадав на 100%) пресловутую «скупку мозгов» по всему миру через поколение-два, поскольку научная школа Америки перестаёт продуцировать свободомыслящий продукт науки, «подменяя классическую доску в аудитории сотнями компьютеров и сидящими за ними роботами, исполняющими заказ Пентагона и его спонсоров».

Особенно болезненно воспринимала профессура вторжение «военных денег» в область медицины и гуманитарных наук, когда в интересах «национальной безопасности» переставали финансироваться любые свободные исследования, подменяя их на государственный, пропагандистский или оборонно-промышленный контракт. Доллар вторгся в святая святых, даже исторические изыскания стали подчинены логике «вооружённого до зубов американского патриотизма».

Последствия

Нет нужды рассказывать, как «глас вопиющего в пустыне» президента Эйзенхауэра остался неуслышанным, уже после Кеннеди оборонные бюджеты вернулись на треки безудержного роста, словно США вели две с половиной мировые войны, если брать абсолютные цифры расходов.

Перестал работать баланс партийного отношения к «оборонке», демократы и республиканцы в вопросах выделения средств ВПК всегда были единодушными. Ничего не изменилось и после устранения главной угрозы – Советского Союза, с тех пор расходы на «национальную безопасность» лишь двукратно выросли (с поправкой на инфляцию). Так работает «Железный Треугольник», как называл коррупционную смычку Пентагона, ВПК и Конгресса сам Эйзенхауэр, уже находясь на пенсии.

А во времена Рейгана интеллектуалы США добавили в конструкцию четвёртый угол, ужаснувшись государственной истерике по поводу «Империи Зла» в лице СССР. Когда огромная машина СМИ, поп-культуры и сферы образования начала продуцировать слепое преклонение перед военной машиной Америки, являющейся единственным спасением хрупкой и ранимой демократии в мире. «Культура отмены» тогда задавила последние ростки здравомыслия и умеренности, любая анти-милитаристская позиция политика, чиновника, журналиста, общественного деятеля или свободного мыслителя стала рассматриваться предательством национальных интересов.

С появление транснациональных корпораций, ставших «многостаночниками» и заявившими о своих жизненных интересах во всех сферах: от образования и медицины – до производства авианосцев и пищевой промышленности, аппетиты, дела стали ещё более печальными. Теперь «глубинное государство» назначало угрозы национальной безопасности произвольно, выделяя на их устранение бюджетные ассигнования любых размеров. Классическая «оборонка» сошла с пьедестала по тратам, уступив пальму первенства (после 11 сентября 2001-го) расходам на спецслужбы и сопутствующие программы «продвижения национальных интересов США» по всему миру.