Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»

Китай и США не враги? Трамп: «Это была очень теплая беседа»

12 февраля 2017
689

Судьба Тайваня была предметом торга Мао и Никсона, но после этого стороны закрыли тему – США признали остров неотъемлемой частью КНР

Похоже, крайне резкой риторике Дональда Трампа по отношению к Китаю настал конец. Все его предвыборные обещания «поставить Китай на место» закончились после одной-единственной телефонной беседы с лидером КНР. Пресс-служба Трампа немедленно дезавуировала идею давления на Пекин в вопросе непризнания «единого Китая». Что произошло с хозяином Белого дома?

Президент Дональд Трамп в пятницу вечером заявил, что США и Китай могут поладить и уже находятся на пути к этому. «Как большинство из вас знают, у меня вчера состоялся очень, очень хороший разговор с президентом Китая. Это была очень теплая беседа. Мы находимся в процессе того, чтобы хорошо поладить», – цитирует Трампа РИА «Новости». Такое признание он сделал после беседы с японским премьером Синдзо Абэ, поэтому Трамп добавил, что улучшение отношений с Пекином принесет выгоду и Токио.

Состоявшийся накануне телефонный разговор стал первой беседой американского и китайского лидеров с тех пор, как Трамп 20 января вступил в должность. «Беседа была продолжительной, чрезвычайно искренней, президент Трамп по просьбе председателя Си согласился уважать политику «единого Китая», – сообщил Белый дом. Это заявление свидетельствует о возврате к традиционной политике США, подчеркивает Reuters.

Таким образом, по итогам первого же телефонного разговора обе стороны дали понять, что вопрос с «единым Китаем» решен – и они могут и дальше строить нормальные отношения.

Оба лидера пожелали наилучшего народам друг друга, а также обменялись приглашениями совершить визиты. «Президент Трамп и председатель Си с нетерпением ожидают дальнейших переговоров и надеются на их весьма успешный результат», – резюмировал Белый дом. «Я считаю, что Соединенные Штаты и Китай являются партнерами, стремящимися к сотрудничеству, и совместными усилиями мы можем вывести двусторонние отношения на новый исторический максимум», – отметил в своем заявлении Си Цзиньпин.

Напомним, сразу после своей победы на выборах Трамп внезапно подверг сомнению политику «одного Китая», заявив, что это не более чем предмет переговоров. Более того, Трамп не только поставил под вопрос политику «единого Китая», но и провел телефонный разговор с руководителем Тайваня Цай Инвэнь. В связи с этим газета ВЗГЛЯД тогда отмечала: в Пекине растут опасения по поводу отказа Трампа от политики, которую проводили все его предшественники – от Ричарда Никсона до Барака Обамы.

Правда, в январе Рекс Тиллерсон на слушаниях в сенате США по утверждению его кандидатуры на пост главы Госдепа заявил, что ему не известно ни о каких планах Трампа изменить позицию «единого Китая». «При этом США должны послать Пекину «ясный сигнал», что доступ к спорным островам в Южно-Китайском море «не будет разрешен», – подчеркнул он.

Заведующий отделом востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов полагает, что предвыборные угрозы Трампа укладывались в концепцию ряда американских экономистов и китаистов, призывающих ограничивать рост Китая за счет навязывания Пекину целого ряда проблем.

«Трамп на самом деле и не собирался отказываться от политики «одного Китая». В своих предвыборных речах он обозначил болевые точки, по которым будет наноситься удар... Это проблема «одного Китая», острова в Южно-Китайском море, проблема возвращения американских предприятий в Америку, антидемпинговые меры и так далее. Заранее предполагалось, что из всего этого набора какие-то пункты будут «сданы» – с целью обозначить позиции начала переговорного процесса», – сказал Маслов газете ВЗГЛЯД.

Как и ожидалось, самой болезненной точкой для Пекина оказался вопрос Тайваня, так как с точки зрения КНР он вообще не подлежит обсуждению. «При этом Китай почти не спорил по вопросу экономической модели взаимодействия. Поэтому Трамп сразу же сдал эту позицию, подчеркнув теперь, что проблема «одного Китая» для него тоже решенный вопрос, и сразу обозначились вопросы для дальнейшего обсуждения. Тактика Трампа будет заключаться в том, чтобы не наносить ущерба экономическим отношениям, но при этом постоянно поджимать Китай по политическим вопросам. И за счет этого и ограничивать его рост», – полагает Маслов.

Что касается самой телефонной беседы, то политолог уверен: Си ничего не обещал Трампу. «Это не в манере Китая. Готовность к уступкам по экономическим моделям взаимодействия обычно обозначается не председателем КНР, а на уровне его советников», – пояснил Маслов.

Однако на самом острове не считают тему закрытой. Там полагают, что Трамп на время притворился. Один из тайваньских политологов, пожелавший остаться неизвестным, сказал газете ВЗГЛЯД: «Очевидно, Трамп решил сначала собрать силы, заняться укреплением отношений с Японией с Южной Кореей (не случайно он сразу послал туда своего министра обороны), чтобы позднее вернуться к вопросу противоборства с КНР. Его цель – торговаться с Китаем по вопросам, важным для американцев: это, в частности, торговля и пассивный торговый баланс. Когда Трамп говорил с тайваньским лидером Цай по телефону, он откровенно сказал, что не будет соблюдать принцип «одного Китая».

«Теперь Трамп вроде бы пообещал лидеру КНР уважать принцип «одного Китая». Но здесь надо отметить, что у принципа «одного Китая» на самом деле существует несколько разных версий. Американская версия может и не совпасть с версией Пекина. В любом случае администрация Тайваня должна осторожно наблюдать за развитием ситуации. Ведь безопасность и процветание – это самые важные вещи для жителей острова», – сказал собеседник газеты ВЗГЛЯД.

Как известно, Китай считает остров «мятежной провинцией», которую со временем необходимо будет вернуть. Китай отказывается иметь дипломатические отношения со странами, которые признают Тайвань. При этом руководство самого Тайваня до недавних пор также провозглашало политику «одного Китая», однако вкладывало в это прямо противоположный смысл. С точки зрения властей острова именно они оставались законным правительством всей страны, а вот всю материковую часть Китая Тайбэй юридически объявлял «мятежной» территорией, захваченной коммунистическими повстанцами в 1949 году.

Поделиться: