Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Иезуитская педагогика – полезный опыт

, 18 июня 2015
7 271
Судя по представленному материалу, иезуитские школы были более прогрессивны, чем наша сегодняшняя система образования. В них обучение не сводилось к формированию интеллекта или специальности; они формировали человека в целом...

 

Иезуитская педагогика

Автор – Джим Гаррисон

Коротко про историю (по предисловию к английскому переводу Ratio Studiorum, главного документа, определявшего деятельность иезуитских школ в их классическую пору. – Washington 1970).

Первая иезуитская школа возникла в 1548 году. Ко времени смерти основателя ордена Игнатия Лойолы в 1556 году, их было 33 и готовилось открытие ещё шести. И дальше – лавинообразный рост: 150 в 1581, 245 в 1599 (год появлении Ratio Studiorum), 441 в 1626, 669 в 1749. Развитие было катастрофически прервано в 1773 г. в связи с запрещением деятельности ордена (школы оставались лишь в немногих уголках мира, в том числе в Российской Империи, в Белоруссии). В 1814 году Общество Иисуса было полностью восстановлено в правах и иезуитское образование стало восстанавливаться. Но медленно, на прежний уровень вышли только к 1930 году. К 1960 году всего в мире было 4059 иезуитских школ с общей численностью учащихся 938 436 человек.

Во времена Лойолы и какое-то время после иезуиты не занимались начальным образованием, теперь есть большое число начальных школ при миссиях в разных странах. Ну и десятки иезуитских университетов.

Важная вещь: первоначально целью иезуитского образования была подготовка членов ордена, «братьев» и священников. Позднее стали учить и воспитывать всех. Богатые платили за обучение детей, бедных учили бесплатно. Выпускниками иезуитских школ было много знаменитостей (Декарт, Корнель, Монтескье и мн. др.), многие были благодарны, другие, как Вольтер, хулили учителей.

Иезуитская педагогика – полезный опыт

Кстати, об учителях: их роль признавалась огромной, их подбору и подготовке уделялось большое внимание. Разумеется, образование было насквозь религиозным, но не за счёт большого числа часов на «закон Божий», а за счёт требований к религиозности учителей и всей атмосферы школ. Ниже я называю основные принципы иезуитской педагогики, отвлекаясь от религиозной составляющей, чтобы иметь возможность оценить их применимость в светских образовательных учреждениях.

1. Единство воспитания и образования, предмет педагогики – человек в целом, все стороны его жизни.

2. Индивидуальный подход к каждому ученику, основанный на внимании ко всем деталям его поведения и состояния, на задушевности отношений с ним, на знании его семьи и окружения. В иезуитских школах прошлого этому знанию способствовали поощрение доносов, контроль над корреспонденцией учеников и, разумеется, исповедь.

3. Воспитывать должно всё и во всякий момент жизни ученика. Отсюда – установка на то, чтобы всё, чем занимается ученик, подбиралось и строилось, чтобы воспитывать. И максимальное участие педагога в жизни учеников, включая отдых и развлечения.

4. MAGIS (лат. больше) – императив стремления к совершенству, выдвинутый самим Игнатием Лойолой: каждый ученик должен добиваться максимальных успехов, на которые он способен.

5. С предыдущим тесно связана культивируемая в иезуитских школах соревновательность, опора на честолюбие. В прошлом широко использовались как различные формы поощрения успешных, так и унижение ленивых и нарушителей порядка (позорные колпаки и скамьи). Телесные наказания с самого начала иезуитских школ занимали в них очень малое место, предпочтение отдавалось убеждению и примеру.

6. Поощрение и развитие социального активизма, сострадания обездоленным и готовности им помогать. Студенты иезуитских университетов много занимаются социальной работой.

В обучении:

7. Антипрагматизм. Центральное место artes liberals «свободных искусств», т.е. гуманитарных дисциплин (латинское название – оттого, что владение ими было в античном обществе принадлежностью свободного человека). К свободным искусствам относилась и математика, но её место мыслилось иезуитами более скромным (см. обоснование в прилагаемом тексте). Более конкретно: обучение древним языкам и на материале классиков литературы, философии и истории, античных и позднейших. Помимо овладения языком и мастерством изложения мысли, изучение классиков давало воспитанию образцы добродетелей.

8. Развитие мышления в процессе анализа текстов и в широко практикуемых обсуждениях и дебатах.

9. Развитие способности к самостоятельной умственной работе. Этой цели служит специальный приём – prelectio (лат. предварительное чтение): материал, который предстоит изучать на уроке, предварительно прочитывается учеником. На уроке обсуждаются трудности и сделанные выводы.

10. Развитие eloquentia (красноречия) путём сочинения, участия в дебатах и театральных постановках.

11. Постоянное упражнение.

Хочу отметить 2 радикальных отличия от большинства вариантов современной «гуманной педагогики» (например, вальдорфской, знакомой мне по Таниной школе):

1. Акцент на формирование (formatio – наиболее часто повторяемый термин) в противоположность созданию условий для свободного саморазвития (у штайнериацев так просто можно встретить, что неизвестно кто кого учит и воспитывает, дети, мол, мудрее нас).

2. Соревновательность, которую очень не любят «гуманисты» (даже отметки не ставят, чтобы избежать сравнения и соперничества).

Иезуитская педагогика – полезный опыт

Выдержки из пары текстов, где эти принципы разворачиваются и иллюстрируются.

Из: Макмэхон, М., свящ. Иезуитская модель образования (The Jesuit model of education. By Fr. Michael McMahon). 2004. Доклад на конференции принципалов католических школ Общества св. Пия Х в США и Канаде. Колледж Св. Марии, шт. Канзас, США.

Любое дело, не только в образовании, можно выполнить наилучшим возможным образом. В этом наилучшем исполнении некоторые элементы существенны во все времена, другие же ситуативны и меняются со временем, местом и обстоятельствами. Идеальная система сохранит в целости существенное и приноровит свои общие принципы к конкретным обстоятельствам (Hughes, Thomas, S.J.,Loyola and the Educational System of the Jesuits, p.141).

Образование не сводится к формированию интеллекта или обучению; это формирование человека в целом. Интересно отметить, что на формальные уроки религии в большинстве иезуитских школ никогда не отводилось больше двух часов в неделю. Вместо этого, иезуиты стремились к тому, чтобы религия пронизывала всё. Они считали, что нелепо превращать религию в самостоятельный предмет и посвящать ей много-много часов, потому только религиозны учителя в этих школах… Мы должны быть уверены, что в наших школах работают правильно подобранные учителя, не просто те, кто знают математику или историю, но католики, получившие дар благодати и стремящиеся к святости, так чтобы уроки были проникнуты религией, независимо от предмета. Это имеет критическое значение, поскольку религия это не только урок, происходящий в отведённое для него время, религия – это всё.

Первейшая задача образования состоит в том, чтобы развить все силы тела и души. Объектом формирования является человек в целом: его тело, чувства, память, воображение, интеллект и воля. Это развитие, дисциплина и направление всех возможностей человеческой личности. Такова цель образования. Вот замечательная цитата из Ratio Studiorum: «Развитие интеллектуальной способности учащегося есть основная задача школы. Однако это развитие примет искажённый и даже опасный характер, если оно не будет подкреплено и дополнено упражнением воли и формированием характера».

Решающее значение для иезуитов и для любой хорошей школы имеет подбор и обучение учителей… Конечно, направление задаёт священник на посту директора (принципала). Он – глава; он определяет дух и тональность школы. Однако именно учителя – те, кто держит в своих руках глину и лепит, формирует учащихся. Поэтому плохой учитель, которому недостаёт дисциплинированности или знаний, это источник бедствий, горшее из которых это утрата учащимися желания учиться и любви к ученью… Скучные учителя, неподготовленные учителя, оказавшиеся на своём месте только потому, что не нашлось другого – это гибель школы, и не только гибель школы, но и разрушение душ, вверенных нашему попечению. Мы не должны этого допускать! Всякий разговор об учреждении школы должен быть разговором о том, как мы обеспечим, чтобы наших детей учили хорошо обученные учителя.

Обучение – это искусство заинтересовывать, вдохновлять.

Пришло время принести любые жертвы для того, чтобы достойно оплачивать труд наших учителей и привлекать квалифицированных людей. Если для этого придётся ограничить наши расходы на питание, это надо сделать!

Не забудем о необходимости адекватной подготовки. Мы должны со вниманием следить за работой наших учителей и помогать им. И обратно, они должны желать нашего внимания и нашей помощи… На протяжении всего учебного года их работа должна быть объектом постоянной оценки и конструктивной критики. Даже лучший учитель нуждается в развитии; одна из основных функций главы школы состоит в том, чтобы предоставить средства для такого развития.

Качество образования определяется качеством учебных программ. Обсуждение программ в деталях заняло бы месяцы, но остановлюсь на принципах, положенных в основу обучения.

Первый из ведущих принципов состоит в том, что программа нацелена на формирование, а не только на информирование. Программа построена таким образом, чтобы развивать интеллектуальные и моральные навыки, формировать характер… Но мы не должны впадать и в противоположную крайность, будто бы фактическая информация не важна. Хотя она и не главное в образовании и не определяет его, это – материал образования. Нужно знать факты и даты, исторические обстоятельства… Это не цель, но средство для достижения цели.

Одна из наших важнейших задач – научить молодого человека мыслить, анализировать. Неумение мыслить преодолевается через формирование интеллектуальных и моральных навыков, что помогает учащемуся проникать в реальность вещей, а не только наполнять свой ум запасами фактов.

Второй принцип состоит в том, что учение должно носить интенсивный, а не экстенсивный характер. Раз мы хотим формировать, а не только информировать, то добиться этого можно только через интенсификацию обучения, путём глубокого изучения сравнительно небольшого числа предметов, взамен поверхностного изучения многих. Это – изучение важнейшего и тщательное его изучение.

Для средней школы важнейшим иезуиты считали изучение гуманитарных предметов – литературы, языка и истории. Упор на эти предметы (притом, что и другие, разумеется, совсем не исключались из программы) способствовал гармоничному формированию человека, делая его сосудом, способным к восприятию благодати. Гуманитарные науки в изобилии обеспечивают формирование человека универсальными ценностями. Почему нужно изучать великих классиков, великих авторов? Очень просто: они дают нам необходимое для формирования души, формирования личности.

На таком учебном материале иезуиты учили своих учащихся мыслить достойные мысли и хорошо их выражать… Наши учебные программы должны предоставлять сумму достойного знания (не всё и не что угодно), побуждать учащегося к продумыванию и организации этого знания в пригодном для использования в работе виде и, наконец, предлагать им выражать свои мысли на письме и особенно в устной речи… Иезуиты называли это eloquentia perfecta (совершенное красноречие): знание того, что нужно знать, хорошее усвоение этих знаний, способность правильно их организовать и выразить их в хорошей форме.

Этот подход прямо противоположен подходу утилитаристов, исключающих из образования всё, что не помогает зарабатывать деньги!

Отец Тирни (Tierney, Richard, S.J., Teacher and Teaching, 1915) имеет в виду утилитаристов, говоря о математике, а мы сейчас живём в эпоху, когда её значение чрезмерно преувеличивается. Он пишет о главной функции изучения математики, которое состоит в том, чтобы приучать ум не прыгать в темноту, а ступать осторожно по твёрдой почве при хорошем освещении. Математика не вдохновляет, математика не возвышает. Математика есть математика. Поэтому строить школьное обучение вокруг математики – это крайний утилитаризм и, в конечном счёте, уродование наших детей…

Родители часто говорят: Если наш ребёнок не научится высшей математике, как он поступит в колледж, как он станет инженером? Ответ таков: если ваш ребёнок правильно сформировался к 18 годам и умеет мыслить, он может поступить в любой колледж и заниматься любыми предметами по своему выбору. Это значит, что мы обучили его базовым вещам. Если человек знает алгебру и знает её хорошо, то у него не будет проблем с анализом в колледже.

Отец Камиль де Рошмонто, известный историк-иезуит пишет об этом так: «Тогда в чести была латынь. Они не пытались готовить математиков или медиков, художников или агрономов, словом специалистов; они гордились тем, что знали латынь, писали и говорили на латыни, потому что это знание было необходимо для изучения философии, вершины классического образования; поскольку латынь была языком и Церкви, и науки; поскольку на этом языке говорило прошлое религии, литературы, философии и теологии; и поскольку никто не мог помыслить, что образование может быть свободным без латыни».

В Ratio Studiorum сказано, что назначение латыни – учить культуре… Ratio стремилось к тому, чтобы ученик научился мастерски выражать свои мысли и стал тонким ценителем: чтобы его чтением стали латинские книги, чтобы свои мысли он выражал на латыни, чтобы он говорил, планировал, спорил, мечтал, молился и жил на латыни. Побочными результатами изучения латыни были тренировка ума и правильное формирование (McGucken, William, S.J., The Jesuits and Education (1932), pp. 163, 164).

Согласно иезуитам, латынь была для всех и необходима для нормального развития, а греческий – для одарённых.

Принципы ведения уроков

Иезуиты называют свою методологию обучения «формулой овладения». Она складывается из двух ступеней. Первая – это самостоятельная работа – ut excitetur ingenium – другими словами, побуждение учащегося к мышлению. Решающее значение придаётся активной работе учащегося на уроке. Учитель присутствует здесь не для того, чтобы сообщать информацию, ораторствовать или проповедовать. Он здесь для того, чтобы заставлять учеников думать и помогать им учиться – формировать их души, – а это значит заставлять их учиться самостоятельно. Вот это и есть образование. Это подобно тому, как мать помогает своему маленькому ребёнку делать первые шаги: вы направляете его и вы надеетесь, что он будет ходить сам. Другая иллюстрация той же истины – отец, учащий своего ребёнка кататься на велосипеде: отец бежит рядом с едущим велосипедом и, когда ребёнок не смотрит в его сторону, он убирает руки. Ребёнок может упасть, но снова садится...

Для того, чтобы учить, важно владеть предметом и хорошо готовиться к урокам, но не менее важно, чтобы уроки были интересными. Лучший способ все погубить – мучить учеников монотонным чтением или неподготовленными, скучными уроками. Мы все знаем, к чему это ведёт, у всех были такие учителя в прошлом. Вот почему обучение называют «искусством заинтересовывать».

В этой стимулирующей интеллектуальной атмосфере срабатывает вторая часть формулы – усвоение всё более трудного материала, основанное на балансе между пониманием и продвижением. Методология, применяемая иезуитами-учителями, вполне соответствует здравому смыслу: дети, движимые подлинным желанием учиться, осваивают всё более трудный материал. Результатом является формирование не только умственных навыков, но и моральных… Не имея возможностей для обстоятельного изложения этой темы, перечислю важнейшие составляющие этого рода обучения: прелекция (prelectio, букв. предварительное чтение; подготовка к уроку); повторение; работа с памятью; соревнование….

Внеурочные занятия

…Важной частью иезуитской системы были спектакли… Изучив произведение на уроках литературы, учащиеся должны были поставить спектакль. Когда это делается своими руками, рождается живое; они играют в спектакле, видят своих друзей среди исполнителей; они – часть всего этого… Поразительно, насколько большой интерес это рождает. По ходу спектакля мальчики, которые не находятся на сцене, бегут за кулисы, чтобы следить за действием. Это прекрасно; это образование, входящее в жизнь, удивительно дополняющее опыт работы на уроке…

Физическое воспитание также играет большую роль в образовании нашей молодёжи. Процитирую книгу о. Швикерата Jesuit Education: Its History and Principles, в которой он пишет о физической культуре и физическом воспитании ученика:

«Физическая культура есть очень важный аспект хорошей системы образования: mens sana in corpore sano (в здоровом теле – здоровый дух). Атлетика, занятия на открытом воздухе и гимнастика приносят большую пользу здоровью учащихся. Кроме того, физические занятия требуют и тем самым помогают развить скорость внимания, упорство и хладнокровие, самостоятельность, самоконтроль, готовность подчинить свои порывы интересам команды. Всё это имеет образовательную ценность…» (p. 570).

В наше помешанное на спорте время мы должны сохранять равновесие, не увлекаясь ни той, ни другой крайностями. Ясно, что физическое воспитание должно занимать достойное место в образовании, но именно то, которое надлежит ему в иерархии. Как и во всём, нужно держаться золотой середины.

Личное знание и дисциплина

Вот, что пишет о. Ричард Тирни в книге Teacher and Teaching: «Учителя больше уделяют внимания не формированию интеллекта, а формированию души, формированию характера. Поддержание близких отношений есть средство вдохновлять учащихся, формировать высокие идеалы, учить своим примером как в духовном, так и в интеллектуальном отношениях... Какую роль должен играть учитель в формировании характера ученика? Вообще говоря, он должен добиваться и усвоения принципов, и формирования навыков. Это требует от него постоянной активности и непростого, но определённого знания. Простого знакомства с какими-то распространёнными слабостями человеческой природы недостаточно. Надо хорошо знать каждого мальчика и каждого учить индивидуально. Иначе, это обучение будет бесполезным сотрясанием воздуха» (p. 106).

Резюмируем, в чём состоит этот подход. Нам нужно иметь далеко не поверхностное знание наших учащихся. Интернат максимально благоприятствует этому, поскольку здесь есть возможность наблюдать учащихся в многообразных обстоятельствах, предвидеть их реакции, знать, как вести себя с разными учениками и благодаря этому, помогать им усваивать добродетели. В дневной школе делать это, безусловно, трудней. Здесь у вас нет таких же возможностей, но мы должны постараться организовать их. Это значит организовать внеурочную деятельность, внешкольную деятельность; это значит создать условия, дающие возможность знать учащихся. Если вы не знаете человека, вы не можете воздействовать на него или правильно вести его к цели, которая для нас состоит в том, чтобы поддерживать в учащемся большую любовь к нашему Господу Иисусу Христу, чтобы они были, как сказал папа Пий XI, «истинными и совершенными христианами». Наши ученики – это «книги», которые нам надлежит изучать. Если наше знание о них лишь поверхностно, если мы не знаем, с кем имеем дело, мы «сотрясаем воздух».

Дисциплина требует, чтобы надзор был постоянным и разумным. О. Тирни посвятил три страницы «шпионству», тому, насколько унизительно оно для учителя и в конечном счёте контрпродуктивно. Примером ревностного, осторожного и доброжелательного надзора было то, что схоластики [иезуиты, готовящиеся в священники] были обязаны участвовать в развлечениях вместе с учащимися. Если телесное здоровье позволяет, делай это – таковы иезуиты. Ясно, что стоит за этим: это досуг, свободное время, а не обязательные занятия, а значит, больше возможности оказывать влияние.

Телесные наказания категорически не рекомендовались. Послушание нужно завоевать, а телесное наказание мешает этому. Иезуиты не говорили, что напрочь отказываются от него, но, как говорили позднейшие католические педагоги, оно должно быть редкостью. Сменявшие друг друга системы католического образования наследовали мудрость веков. Ключом ко всему, связующим звеном было уподобление Христу в милосердии – любовь, а не страх.

Секрет учительского авторитета, как учил Игнатий Лойола, заключается в его интеллектуальном превосходстве, естественно впечатляющем юные умы, а также в отеческой любви, завоёвывающей юные сердца. Разве нужно что-либо ещё для авторитета?

В книге о. Макгукена The Jesuits and Education читаем: «В целом, дисциплина в иезуитском колледже XVII века была мягкой. В резком контрасте с преобладавшей в то время практикой, телесных наказаний было мало. Иезуиты считали, что предотвращение беспорядка предпочтительней, чем устранение его последствий, и в основном стремились завоёвывать учеников любовью, а не страхом». Из: Андрей Тёмкин «Принципы иезуитского воспитания».

У иезуитских педагогов и школьных администраторов стoит поучиться тому, как они строят отношения с учениками и их родителями. Образцом здесь, как и во всём другом, является для них опыт св. Игнатия. Познав любовь Бога, открытую ему через Христа, Игнатий поделился своим мистическим опытом с «друзьями во Господе» (имеются в виду ближайшие друзья и последователи Игнатия Лойолы) и призвал их к совместному служению Богу и людям. Этот кружок подвижников и является моделью образовательного сообщества иезуитов, убеждённых в том, что сила сообщества, как такового, многократно превосходит возможности любого числа обособленных индивидов.

Коллектив руководителей, преподавателей и технических работников учебного заведения должен, по замыслу, быть моделью и ядром всего учебного сообщества. Внутри этого коллектива, состоящего, повторимся, из иезуитов и мирян, всячески поощряется общение всех видов и уровней: от общего присутствия на литургии, проведения различного рода дискуссий и профессиональных собраний до совместного препровождения свободного времени. Несколько раз в году по подходящим случаям устраиваются совместные обеды с родителями и учениками.

Учителя и администраторы иезуитских школ обязаны тесно сотрудничать с родителями, которые рассматриваются как равноправные члены учебного сообщества. Предполагается, что родители, отдавшие своего ребёнка в иезуитскую школу, хотя бы отчасти разделяют ценности игнацианской педагогики. Школа работает в непрерывном контакте с семьёй. Родители в режиме «онлайн» получают информацию об успехах детей и обо всём происходящем в школе. Администрация приветствует их участие в школьных советах. Вместе с тем, считается, что родители на равных делят с педагогами ответственность за воспитание детей. Что касается самих учеников, то, как было сказано выше, их слово и мнение относительно всех сторон школьной жизни также принимается во внимание, кроме того, они вместе со взрослыми входят в различные школьные комитеты.

Источник

 

Штефан Липке «Школы иезуитов в Российской империи...»

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Поделиться: