Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Администрация Барака Обамы финансировала Аль-Каиду

30 июля 2018
594
Администрация Барака Обамы финансировала Аль-Каиду

Любопытная история. Американский журнал National Review опубликовал расследование, согласно которому на втором своем сроке в 2014 году Обама отдал личное распоряжение об оказании помощи суданской исламистской организации Islamic Relief Agency, прямо аффилированной с Аль-Кайедой, о чем Обаму прямо предупредило агенство США по международному развитию USAID.

Islamic Relief Agency известна тем, что в начале нулевых годов (еще до теракта 911) организовала сбор 5 миллионов долларов целевым образом для Усамы Бен Ладена. Оставим в стороне вопрос, имеет ли Бен Ладен вообще какое-либо отношение к теракту 911 (особенно если вспомнить, что поначалу он вообще был не в курсе, что именно он назначен организатором мегатеракта). Сам факт финансирования Аль-Кайеды, да еще приказом, отданным на самом высоком уровне, выглядит любопытно.

Администрация Барака Обамы финансировала Аль-Каиду

Не сказать, что новость носит сенсационный характер. Ставка адмнистрации Обамы на радикальный (а если быть точнее, то поначалу на относительно умеренный, но всё-таки именно радикальный) ислам общеизвестна. Во время начального этапа Арабской весны умеренные исламисты просто катком шли по региону, снося закостеневшие и погрязшие в неразрешимых противоречиях диктаторские режимы, что сдержанно, но совершенно определенно встречало полное понимание в Вашингтоне. Вот только Аль-Кайеда – это совсем не умеренный ислам, а кроме того, это инструмент, к созданию которого приложили руку идейные противники Обамы – американские имперцы. И тут вдруг именно Обама отгружает в адрес этой самой Аль-Кайеды существенную помощь, да еще преодолевая явное сопротивление сугубо глобалистской (то есть, идеологически вполне родственной самому Обаме) структуры USAID. И тем не менее, логика в этом есть, причем практически железобетонная. Но чтобы ее понять, нужно “отмотать назад”, начать с начала. Ab ovo, как говорилось ранее в одной древней стране.

Обама – уникальное явление последних десятилетий для Америки и, пожалуй, для всего мирового истеблишмента. Интеллектуал очень высокого уровня, что на фоне своих предшественников выглядело даже как-то дико: Джордж Буш-младший задал такой стандарт, после которого любой мог показаться просто гением. Но Обама был не любым – он действительно оказался человеком крайне редкого в политике типа. Он видел проблему в целом и частностях, понимал существующие противоречия и предлагал крайне экономные, но невероятно эффективные решения.

Другой вопрос, что как политик Обама был существенно слабее интеллектуала, а потому реализовать свои совершенно потрясающие решения у него так в итоге и не получилось, что привело к запредельному росту числа новых противоречий при неразрешенном изобилии старых. Чем, собственно, и была создана почва для прихода Трампа – тоже в своем роде уникума, но совсем иного вида.

Что пытался сделать Обама? Все просто – он намеревался разрешить возникший глобальный кризис. Довольно изящно и (повторюсь) крайне экономно. Причем без глобальной войны, чего в предыдущих двух итерациях сделать не удалось, вследствие чего и произошли две мировые войны.

Послевоенный мир был на удивление жизнеспособным. По его итогам возникли две равнозначные конкурирующие системы, несовместимые друг с другом. При этом между ними наличествовал огромный массив “неприсоединившихся стран”. Термо- (или, точнее, социо-) динамическая картина такого мира была предельно устойчивой – система была разомкнутой, энтропийные процессы “сбрасывались” в страны Третьего мира, позволяя двум мега-блокам развиваться весьма стремительными темпами. Что, видимо, и подорвало устойчивость одного из них – коллективная психика советского человека оказалась менее гибкой, она не сумела соединить коллективный труд с индивидуальной личной свободой (и неизбежно сопутствующей ей ответственностью). Вплотную подойдя к цифровому миру, СССР должен был кардинально изменить целый ряд целевых установок и провести психическую трансформацию социума (в управляемом режиме), переходя на новый уровень, соответствующий новым вызовам и противоречиям. Затеянная Горбачевым перестройка и сопровождавшие ее glasnost и demokratizacija – это как раз была рефлекторная (и вряд ли четко осознаваемая) реакция управляющей системы на возникший вызов. Но проект перехода, и , понятно, исполнение оказались ужасными, что перевело СССР в маргинальное состояние (он перестал быть прежним, но не вытянул переход в новое состояние). Фазовый барьер не был перейден, откат отбросил страну не в прежнюю позицию, а гораздо дальше. Сегодня мы всерьез уже обсуждаем перспективы феодализации нашего социума. Не факт, что осколкам СССР вообще удастся собраться снова и тем более вернуться к тому месту, откуда начался его распад.

Итогом распада СССР стало распространение победившей (а скорее, выжившей) западной системы на весь мир и немедленно последовавший за этим глобальный кризис – система стала замкнутой, а Второй закон термодинамики обмануть нельзя даже за очень большие деньги.

Идея Обамы была предельно рациональной – снова разомкнуть систему, вернув ей социодинамическую устойчивость. Конечно, не он “родил” эту блестящую мысль, не он отрефлексировал последовательности решения этой задачи, но, по крайней мере, он сумел совместить аппаратные возможности своего поста с колоссальными полномочиями и ресурсами и понимание всей задачи в целом и частностях. Что, в общем-то, и сделало его уникумом.

Стратегически решение выглядело вполне тривиально. Раз теперь нет двух конкурирующих систем, значит, нужно создать два конкурирующих суперкластера в рамках одной. Транстихоокеанское и Трансатлантическое торговое партнерства и должны были стать такими суперкластерами. Входящие в него страны передавали сетевым органам управления партнерств свои полномочия (по сути, отказываясь от суверенитета). За бортом оставался Китай, который было бессмысленно включать в состав партнерств в силу того, что китайцы не готовы были на сдачу суверенитета, но при этом стратегически Китай имеет крайне слабые шансы на реализацию любого собственного проекта из-за традиционного и ни разу не разрешенного за всю многотысячелетнюю историю страны противоречия между побережьем и континентальной частью. Противоречия, всегда разрывающего страну на части. Ранее Китай мог неспешно существовать в рамках этого противоречия, но сегодня темпы развития настолько высоки, что время до катастрофы сжимается буквально до нескольких десятилетий. Китайцы, естественно, отдают себе отчет в критичности существующей проблемы, но упорно решают ее все теми же методами, которые не дали результат в прежние итерации. В общем, Китай оставался за бортом и был при этом важной деталью будущего миропорядка.

В разомкнутой системе Партнерств обязательным условием должно было стать наличие “разломов” между двумя суперкластерами. То место, куда две конкурирующие системы должны были сбрасывать возникающие противоречия. Арабская весна должна была стать тем землетрясением, которое создавало один из таких “разломов”.

Естественно, что объективные предпосылки для возникновения Арабской весны сложились и без Обамы. Ключевой причиной неразрешимых противоречий в странах Ближнего Востока было, конечно, крушение СССР и предыдущего миропорядка, в котором они вполне комфортно существовали, торгуя своим положением и лояльностью. Крах СССР закрыл все национальные светские проекты в странах будущей Арабской весны, внутри них начали накапливаться внутренние противоречия, отягощенные абсолютно несменяемой диктаторской властью, которая априори неспособна на системное реформирование.

Обама лишь воспользовался возникшим шансом и активировал тикающую бомбу. Собственно, именно здесь и находится его интерес и сочувствие к умеренным исламистских идеологиям и течениям. Светский проект мертв – значит, демонтировать его должен проект клерикальный. И именно умеренный, чтобы держать его под непрямым контролем. Отсюда и братья-мусульмане, отсюда и Катар – именно они на первом этапе событий играли первую скрипку, именно на них была возложена “миссия” по решению чрезвычайно важной системообразующей задачи.

Администрация Барака Обамы финансировала Аль-Каиду

Сегодня мы уже знаем, что практическая реализация оказалась крайне неудачной. Причин много, они интересны и важны, но суть остается прежней – неудача относительно вменяемых и вполне цивилизованных (ну, с точки зрения того же Обамы) братьев-мусульман создала откат, который проскочил прежнюю точку равновесия далеко назад и вызвал к жизни дикие, архаичные и совершенно неуправляемые извне идеологии, практики и организационные структуры, квинтэссенцией которых стало Исламское государство. Совершенно не зря Обама назвал ИГИЛ врагом наряду с Россией и вирусом Эбола (как бы этот перечень не выглядел смешно, но у каждого врага из этого списка были очень серьезные основания с точки зрения Обамы, чтобы туда попасть).

Администрация Барака Обамы финансировала Аль-Каиду

Решение было найдено весьма экономное – инициировать столкновение вполне понятной и знакомой Аль-Кайеды (тем более, что в значительной мере она была создана извне) с абсолютно неподконтрольным ИГИЛ. Победа одного из участников не предусматривалась, но бесконечная война одних джихадистов с другими фактически исключала их из числа возмущающих системных факторов. Экономность такого решения становится очевидной, если взглянуть на итоги упомянутого в самом начале расследования National Review. Обаме вменили транзакцию в пользу спонсоров Аль-Кайеды в размере 200 тысяч долларов. 

Расследование, которое провел National Review, показало то, что и должно было показать. И без зловещих статей (а National Review, кстати, питает к Обаме свою собственную слабость – именно он в свое время писал о том, что происхождение Обамы вступает в противоречие с законодательством, не позволяя ему занимать пост президента) для тех, кто минимально интересуется вопросом и сутью проводимой Обамой политики было известно о том, что исламисты разного рода умеренности (и неумеренности) входят в инструментарий его администрации. Другой вопрос, что весьма специфический и крайне непростой инструмент. Ну так и задача, под которую он подбирался, выглядит тоже нетривиальной. Собственно говоря, от того, как именно она в конечном итоге и будет решена, зависит, как любят говорить в голливудских боевиках, существование мира.

Поделиться: